NEWS24-7.ru

Спорт
 Последние новости

«Неймар со мной заговорил, и я начал приходить в себя». Интервью с Клаудиньо из «Зенита»

Рассказал, как футбол вытащил его из фавелы. А ещё про отношение к деньгам и внезапному отъезду из сборной.


 
15 октября
07:00 2021

С Клаудиньо мы встретились в центре Москвы на мероприятии наших друзей из New Balance. Бразилец сразу дал понять, что его травма не была серьёзной и он готов сыграть уже в ближайшем туре.

– Да, там ничего серьёзного не было. Надеюсь выйти уже в ближайшем матче.

Кажется, в РПЛ появился волшебник. Трюки Клаудиньо — уникальные для нашей лиги

– Вы уже два месяца в России. Поняли, куда попали?

– Помимо меня, в команде три бразильца. Они помогают понять, как всё устроено. Помогает и Вильям (тренер «Зенита». – Прим. «Чемпионата»). Я уже осваиваюсь в Санкт-Петербурге. Понравился [Казанский] собор, у которого прошла моя презентация. В ресторанах спасает меню с картинками – пальцем тыкаю на нужное блюдо. Ну и, конечно, боюсь морозов. Пока они не наступили, как я понимаю.

– Ещё нет, но уже можете закупаться тёплой одеждой.

– Уже взял несколько курток. Одну – очень тёплую. Ну и шапку тоже. Хотя с моей причёской тяжело носить, сами понимаете. Пока самая холодная температура, с которой сталкивался, – это в районе двух градусов в Казани во время матча. Кажется, в Бразилии я видел только 4 градуса. А ещё я немного взволнован в ожидании снега. Никогда его не видел.

– Кто-то из вашей семьи переехал в Питер, несмотря на морозы?

– Я привёз сестру и близкого друга, чтобы мы могли проводить время вместе. Планирую и родителей привезти. Наверное, в следующем году.

– По вашему «инстаграму» невозможно понять, есть ли у вас девушка.

– Сейчас у меня её нет.

– Тогда вы оказались в подходящей стране, чтобы найти кого-то.

– Да, в России много красивых девушек, но мне тяжело общаться, не зная русский.

– Зато вы уже освоились на дорогах в Питере. Вы взяли машину и ездите без водителя?

– Да, уже сам. Для меня особо без разницы, где ездить – Санкт-Петербург даже чем-то похож на Сан-Паулу: куча машин, много движения. Понятно, что в Бразилии чуть проще, но я и тут привык. Знаки ведь такие же. Гоняю в основном на тренировки и шопинг. Живу в 12-13 минутах от базы «Зенита» – на том же берегу. Единственное, в городе с парковкой сложно – реально мало мест.

– В одном из интервью вы говорили, что играете за самую популярную и титулованную команду России. Вам сказали, что «Зенит» является таковым?

– Я говорил про популярность. Например, в Бразилии все знают «Зенит». Команду, которая постоянно забирает титул и выступает в Лиге чемпионов. Ну и потому, что за клуб играли такие бразильцы, как Халк.

– В Бразилии можно посмотреть матчи РПЛ?

– Да, показывают по BandSports. Там показывают почти все матчи «Зенита».

«Был вариант с «Ромой» и «Аяксом»

– Ваш трансфер. Как это было?

– Ну, я немного проявил себя в Бразилии.

– Да, чуть-чуть. Лучший бомбардир чемпионата Бразилии.

– После этого у меня появились предложения и вызов в сборную на Олимпиаду. Я сказал агенту и родителям, чтобы они разбирались, а я сфокусировался на сборной. Они знали, что я хочу играть в Европе, в Лиге чемпионов. С Санкт-Петербургом всё совпало. Я об этом узнал только после финала Олимпиады, и тут же «Зенит» объявил. Я был счастлив. Особенный день для меня.

– Какие у вас были варианты помимо «Зенита»?

– Из того, что я знаю – немецкий «Ред Булл»…

– Логично, вы же переходили из бразильского «Ред Булла».

– Именно. А ещё были варианты с «Ромой» и «Аяксом».

– Решающим фактором стал Малком?

– Он мне очень помог, зазывал меня. Рассказывал, что в «Зените» структура не просто хорошая, а на другом уровне. Говорил, что отличный подбор футболистов. Мне хотелось прийти в коллектив с правильной атмосферой, а не где споры. Малком предупредил насчёт морозов, но объяснил, что это касается только тренировок и матчей, а в помещениях тепло.

– В России шутят, что один бразилец в клубе – хорошо, а два – уже банда и вечеринки. В «Зените» стало четыре.

– Нам достаточно весело. Иногда устраиваем беспорядок, ходим друг к другу в гости. Ужинаем, болтаем. Наш дом становится частичкой Бразилии. Я живу в том же комплексе, что и Малком – почти в том же здании. Вендел и Дуглас находятся в 15 минутах от нас.

– Вы ведь давно знакомы с Малкомом?

– С 8 лет. Мы жили в соседних городах – Сантосе и Сан-Паулу. По-настоящему сблизились, когда оказались вместе в «Коринтианс». Мы там даже жили вместе, наши матери познакомились, а до этого мы больше просто играли друг против друга.

«Я очень надеюсь попасть на ЧМ-2022, но у меня контракт с «Зенитом»

– 20 сентября был матч «Зенит» – «Рубин». Вы и забиваете сами, и отдаёте голевую, и накручиваете соперников, словно детей. 24 сентября объявляют состав сборной Бразилии, из которого вы выпадаете.

– Тяжеловато говорить об этом. До этого ведь меня вызывали. На предыдущем сборе «Зенит» попросил нас вернуться – меня и Малкома. Не знаю, сказалось ли это, но я хочу своей работой доказать, что нужен сборной. Тогда мы потренировались 2-3 дня, совсем чуть-чуть разговаривали с Тите, но не об этой истории. О ней мы говорили только с координатором команды.

– Каково было самостоятельно покупать билеты, чтобы уехать из сборной?

– Представлять страну в сборной – это мечта, поэтому трудно. На второй день пребывания в сборной мне в «Зените» сказали о необходимости вернуться. Я объяснил координатору национальной команды, что для меня большая честь находиться в сборной, мне хочется быть частью команды, я очень надеюсь попасть на ЧМ-2022, но у меня контракт с «Зенитом». Клуб платит мне зарплату, и я обязан уважать пожелания клуба.

– У вас была возможность отказать «Зениту»?

– Мне вообще никому не хотелось отказывать – ни сборной, ни клубу, но контракт у меня с «Зенитом». Мне сказали, что я должен вернуться – я вернулся. Тем более что Лига чемпионов – это тоже моя мечта.

– Сборная Бразилии затребовала дисквалификацию тех, кто не оказался в сборной – в том числе из АПЛ. Исключение сделали только для Ришарлисона, потому что «Эвертон» до этого отпустил нападающего на Олимпиаду, хотя клуб имел право сохранить игрока у себя. Почему тогда такое же исключение не сделали для Малкома?

– Дело в том, что Малкома сначала отпустили в сборную, и ему пришлось вернуться уже в последний момент.

– Там уже наигрывался состав на матч с Чили. По тренировкам было понятно, что вы и Малком готовились к основе?

– Нет. Не знаю, вышли бы мы с первых минут.

– Ришарлисон не рассказывал про то, как Анчелотти этим летом сбежал из «Эвертона»? Не очень красивая история.

– С Ришарлисоном я познакомился только на этой Олимпиаде. Отличный парень. А что касается той ситуации, то, конечно, он немного расстроился из-за ухода Анчелотти. Он ему очень нравился, но я уверен, что у Ришарлисона в любом случае всё будет хорошо.

– Что касается сборных… Многие обсуждают решение Дзюбы отказаться от приглашения Карпина. А вы бы могли отказаться от вызова в сборную?

– Я не обсуждал это с Дзюбой. Кажется, публиковали его слова: «Я не в форме».

– Забил всего лишь четыре в последних трёх турах.

– Ну он же себя лучше знает. Если говорит, что не готов на 100%, значит, правильно сделал, что не поехал. Вместо него могут ведь приехать футболисты, которые лучше готовы.

«Деньги не должны проникать в твою голову»

– Вы из простой семьи?

– Да, абсолютно. Мы жили в фавеле Жокей Клубе в городе Сан-Висенте.

– Каким было ваше детство?

– Помню, отец рано утром уходил на работу. Возвращался ночью или как получится. Мама заботилась обо мне и сестре. Я не могу сказать, что нам прям нечего было кушать. Хотя бы рис или фасоль мы находили, а вот мясо – не всегда. Могу сказать, что детство было счастливым. Я постоянно гонял мяч на улице. Матери пришлось устроиться домработницей, чтобы оплачивать мне автобус до тренировок и купить бутсы. Они у меня появились в 11 лет. Кому-то могло быть тяжело на моём месте, а мне – нормально. Я через вcякое прошёл. Мне это помогло вырасти и при этом не втянуться в ненужные вещи.

– Ненужные вещи?

– Оружие, наркотики… Многое я видел рядом, но в руки не брал. Футбол меня отгородил. Футбол позволил заниматься любимым делом. Футбол показал мне другой мир. Вытащил меня и мою семью из фавелы – мы купили дом в том же городе, но у побережья. Кстати, не так далеко от нашей фавелы.

Вандерсон — о детстве в Бразилии: либо фавелы тебя мотивируют, либо ты умираешь

– Чем сейчас занимаются парни, которых вы знали по фавеле?

– Большинство пошло не той дорогой. Некоторые уже ушли из этого мира. Когда бываю в Бразилии, могу пересечься с кем-то из знакомых. Ребята видели моё лицо по телевизору и рады за меня. Если вижу парней, с которыми рос в детстве, то обнимаю при встрече.

– Говорят, что в фавелах часто воруют. У вас что-то крали?

– Нет-нет. У своих не воруют. У нас фавела была небольшой – все друг друга знали.

– У вас были свои боссы среди бандитов, как в фильме «Город бога»?

– Да, во всех фавелах свои Зе Пикену. Так по всей Бразилии.

– Ваше отношение к деньгам со временем изменилось?

– Они не должны проникать в твою голову. Нужно быть свободным от них. Деньги – это хорошо, но они могут быть и ужасными. Нельзя сразу всё тратить и нельзя останавливаться на достигнутом, думая, что у тебя уже всё хорошо.

– Занимаетесь благотворительностью?

– Да. На день ребёнка и Рождество я покупаю мячи и игрушки для детей. Делал это недавно в Барагансе. До этого в других местах.

«Смотрел видео с Роналдиньо, а потом шёл пробовать сам»

– Состоявшиеся футболисты не особо тренируют дриблинг. А вы?

– Я тоже. Это импровизация. Просто ты с детства пробуешь и с возрастом делаешь всё быстрее. Просто реагируешь по моменту. То, что я с детства оттачивал, помогает мне сейчас. В России вроде не так часто идут в обводку, но мне в целом близка красивая игра.

– Вас тренеры не одёргивали, чтобы меньше шли в обводку?

– Нет. В Бразилии всегда предоставляли свободу – играй, как считаешь нужным. Ну понятно, что подходить к этому стоит ответственно. В «Зените» точно так же. Главный тренер никогда меня не ограничивал. Сам понимаю, что идти в дриблинг нужно в правильных местах на поле.

– Каких именно?

– Например, у чужой штрафной.

– Когда были маленьким, то за кем-то повторяли?

– Да, смотрел видео с Роналдиньо, а потом шёл пробовать сам. Я его большой поклонник, много роликов посмотрел. Благодаря ему я стремлюсь к красивой игре.

– Вы лично знакомы с Роналдиньо?

– Нет, только мечтаю об этом. Я же действительно вырос, смотря на него. Он повлиял на меня больше всех. Ещё, пожалуй, Робиньо. Ну а позже появился Неймар, которым я тоже восхищаюсь.

«Я всё ещё плачу, глядя на фото отца». Откровенное интервью с Суторминым

– Каково играть в команде со своим кумиром?

– Я был очень застенчивый. Даже немного волновался, перед нашей первой встречей. А он подсел прямо ко мне, потому что мы вместе были в мини-футбольном «Сантосе», хоть и не сыграли вдвоём. Неймар со мной заговорил, и я начал приходить в себя, но всё еще переживал. Просто не верил, что говорю с ним, а потом привык. Он такой же, как мы, но всё равно это особенное ощущение – находиться рядом.

– Какой вообще Неймар в жизни?

– Харизматичный. Стремится к большему, несмотря на достигнутое. В Бразилии всё у его ног, но Неймар остаётся скромным. Его нужно поддерживать, потому что он является примером для детей.

– У легендарного Гарринчи было 14 детей, и это только признанных. Сейчас уже Неймара мы постоянно видим с разными красотками. Можно сказать, что Неймар – это и есть классический образ бразильца: на поле – финты, а вне поля – девочки?

– Думаю, что да. Хотя мы вместе не гуляли. Надеюсь, однажды попробуем (смеется). Когда мы затусим, я потом вам расскажу подробнее.