NEWS24-7.ru

Спорт
 Последние новости

Нацисты превратили мужчину в женщину. Но Олимпиада ей всё равно не покорилась

Дора Ратьен в Берлине заняла место легкоатлетки-еврейки, с которой вместе жила, но отказывалась ходить в душ. Однако хитрость не помогла.


 
10 сентября
10:00 2019

Споры о китайских бегуньях, которые похожи на мужчин, или о Кастер Семене, ушедшей в футбол, кажутся смешными на фоне того, что происходило на Олимпиаде в Берлине в 1936 году. Тогда в женских соревнованиях по прыжкам в высоту выступал мужчина, но обыграть слабый пол он не смог. Правда, тогда этого мужчину звали Дора Ратьен и он был женщиной. Как такое возможно? Легко, если главная задача – не дать выступить на Олимпиаде еврейке.

«Они точно ходят в женский туалет?» Странные китайские чемпионки — это мужчины?

«Поздравляю, у вас мальчик. А нет, это девочка»

20 ноября 1918 года в семье Ратьенов родился четвёртый ребёнок. До этого у скромной семейной пары из Бремена были три девочки. Генрих Ратьен, глава семейства, потом рассказывал, что акушерка, принимавшая роды, сказала, что на свет появился мальчик: «Поздравляю, у вас сын». Но через пять минут переменила своё мнение и сказала, что это девочка.

У родителей были сомнения, но они поверили акушерке на слово, а та сообщила о новорождённой главе приходского совета и пастору. Ребёнка крестили Дорой. Через девять месяцев она серьёзно заболела, подхватив пневмонию. Доктор, осматривавший младенца, обратил внимание на странные половые органы и сказал об этом Генриху Ратьену.

Что-то было не так, но судьба ребёнка уже была решена. Дора стала воспитываться как девочка, пошла в школу для девочек. Лишь в 10 или 11 лет она поняла, что совсем не девочка, но не стала спрашивать родителей, почему они её воспитывают таким странным образом.

«Это нужно рейху»

Дора стала увлекаться спортом – в конкуренции с настоящими девочками она всегда была быстрее, выше и сильнее. К 15 годам она стала отличной прыгуньей в высоту, а в 1934-м выиграла чемпионат Нижней Саксонии, обратив на себя внимание тренеров, работавших со взрослыми спортсменками.

В 1935-м стало ясно, что Ратьен претендует на попадание в олимпийскую сборную – настолько уверенно она поднимала планку личных рекордов. При этом жизнь её превратилась в игру в прятки. У девушки был низкий голос и полностью отсутствовала грудь. Доре приходилось через день брить ноги, а перед тренировками тщательно маскировать свои первичные половые признаки, чтобы никто ничего не заподозрил. По окончании средней школы Дора Ратьен устроилась упаковщицей на местную табачную фабрику и продолжала тренироваться.

Позже Ратьен говорила, что во время отбора в сборную Германии её половая принадлежность выяснилось, но члену женского движения в составе гитлерюгенда приказали молчать и не вздумать сознаваться, поскольку «это нужно рейху».

«Она никогда не принимала с нами душ»

Ратьен была приглашена на подготовительный сбор перед Олимпиадой вместе с Гретель Бергманн и Эльфриде Каун. Обе были старше неё и имели высокие личные рекорды.

Но Бергманн изначально рассматривалась только как приманка. Дело в том, что она была еврейкой. В тренировочный лагерь её позвали для того, чтобы показать американцам – смотрите, в нашей команде тоже есть евреи. Но в тот же день, когда сборная США из Нью-Йорка отправилась в Берлин, Бергманн сообщили, что она не будет выступать на Олимпиаде.

Менее чем через год она эмигрировала в США, а спустя более трёх десятков лет после Игр-1936 года рассказывала, как жила в одной комнате с Ратьен.

Видео можно посмотреть на YouTube-канале urbsintacta.

«Никогда, ни разу у меня не было никаких подозрений. Хотя в душе мы с другими девчонками задумывались, почему Дора ни разу не была с нами, не показывалась перед нами голой. Для девушки в 17 лет это как-то странно, быть такой застенчивой. Она старалась проскользнуть всегда в отдельную комнатку, где была ванна, и всегда закрывалась», — говорила Бергманн.

Каун тоже призналась, что ни разу ей в голову не пришла мысль о том, что Ратьен не женщина. Пусть Дора выглядела и вела себя очень странно.

«Фройляйн, прошу вас пройти со мной»

В Берлине мужская сила Ратьен не помогла – она стала только четвёртой. Это была неудача, тайное оружие нацистов не сработало. Но Дора осталась в спорте, после Олимпиады начав показывать всё более высокие результаты.

Правда, и скрываться ото всех ей приходилось гораздо тщательнее, поскольку на лице начала пробиваться щетина. Тайная жизнь Доры Ратьен продолжалась до сентябрьского чемпионата Европы 1938 года, который проходил в Вене. Немецкая прыгунья с блеском выиграла турнир, преодолев планку на высоте 1,70 м, – это был новый мировой рекорд.

А 21 сентября проводник поезда Вена – Кёльн обратил внимание на странную пассажирку, которая ехала в женском платье, но при этом брилась в своём купе. В Магдебурге, где остановился поезд, проводник вызвал полицейского, который предложил Ратьен предъявить документы.

Спортсменка показала паспорт, но офицер потребовал: «Фройляйн, прошу вас пройти со мной». Его смутила выбритая кожа на лице и слишком волосатые для девушки руки. Полицейский предложил задержанной назвать своё настоящее имя и рассказать, почему она путешествует в женской одежде. Ратьен сказала, что она мужчина, но всю жизнь была женщиной.

Прибывший на следующий день в участок полицейский врач подтвердил, что задержан мужчина.

Дора стала Генрихом

После этого Доре Ратьен было предъявлено обвинение в мошенничестве против рейха с 1934 по 1938 год. Чтобы окончательно снять все вопросы о половой принадлежности Ратьен, её направили на тщательное обследование в специальный спортивный санаторий. Вывод однозначный: она – мужчина.

Все награды, включая и золотую медаль чемпионки Европы, у спортсменки отобрали. Уголовное дело, интерес к которому проявил шеф полиции безопасности Германии Рейнхард Гейдрих, было закрыто 10 марта 1939 года. У Ратьен не было намерений получать финансовые вознаграждения, а потому всё, что от неё потребовали, – немедленно завершить карьеру.

Ратьен не только исполнила это предписание, но и начала процедуру по смене имени. Дора в 21 год стала Генрихом. Генрих Ратьен-младший унаследовал от своего отца небольшой бар в Бремене, где и работал впоследствии. К службе в армии Генрих Ратьен оказался непригоден, а потому на фронт не попал и мужчиной дожил до 89 лет.