NEWS24-7.ru

Спорт
 Последние новости

Как Цымбаларь и Мамедов в 1990-е пропали на три дня. Их искал весь «Спартак»

Подробности тёмной истории всплыли только через четверть века.


 
25 марта
11:00 2020

«Спартак» 90-х славился своей средней линией. Тренер Романцев, будучи человеком интеллигентным, интеллектуальным, перфекционистом по натуре, и исполнителей подбирал под стать себе – по-футбольному умных, технически одарённых. Пятницкий, Ледяхов, Кечинов, Аленичев, Тихонов, Титов – там кого ни возьми, все с мячом на ты были. Одно время классных хавов в Тарасовке развелось столько, что на две команды с запасом хватило бы. Но даже в этом скопище незаурядных мастеров выделялся Цымбаларь, обладатель, возможно, лучшей левой ноги в российском футболе той поры.

Романцев знал, кто в «Спартаке» выпивает. Одним из злостных нарушителей режима был любимец тренера

Скорость, обводка, пасик, удар – всё при нём было. Достичь мирового признания, сообразного огромному таланту, помешало чисто одесское легкомыслие. Футболист без слабых мест – а к нему этот штамп подходил, как ни к кому другому в «вышке» – Илья нередко давал слабину за пределами поля. Спустя десятилетия похождения народного любимца вызывают снисходительную улыбку: кто без греха? Четверть века назад они воспринимались иначе – и тренерами, и одноклубниками.

Одну из таких историй за давностью лет обнародовал бывший наставник спартаковских резервистов Виктор Зернов. В книге Романцева «Правда обо мне и «Спартаке» он раскрыл истинные причины ссылки Цымбаларя в дубль в конце 1994 года – за компанию с закадычным приятелем Мамедовым (Илья с Рамизом сошлись только за пару лет до этого, но быстро и очень крепко – даже играли под «соседними» номерами, 4 и 5).

«Прекрасно помню, как Романцев отправил в дубль на перевоспитание Мамедова и Цымбаларя, — рассказал Зернов. — Они сильно сдружились и порой вместе уходили в загул. А это всё легко контролировалось. После выходного у игроков мерили давление, вес – и там всё было понятно. Потому что, когда выпиваешь, ты ещё и закусываешь. И не набрать вес – нереально. И вот в начале 1995 года команда уехала в Германию на мини-футбольный турнир, а Рамиза и Илью оставили в Москве – работать вместе с дублем».

Как Цымбаларь и Мамедов в 1990-е пропали на три дня. Их искал весь «Спартак»

«Я знал, кто в команде выпивает: кто может позволить себе чуть-чуть, а кто прилично, — подтверждает в своих мемуарах сам Романцев. — Не буду скрывать, главным нарушителем

режима был Цымбаларь… В дубль я отправлял игроков, когда понимал, что они допустили действительно грубое нарушение. Такое было с Мамедовым, с тем же Цымбаларем».

На «чемпионскую» игру с «Жемчужиной» пришло 5 тысяч болельщиков. Больше Цымбаларя с Мамедовым на поле в 1994 году не видели

Что же они натворили? Воспоминания участников событий спустя годы позволяют более или менее точно воссоздать картину ЧП в Тарасовке.

В начале 90-х «Спартак» вёл борьбу в чемпионате не столько с противниками, сколько с самим собой. По подбору исполнителей москвичи на голову, а то и на две превосходили номинальных конкурентов. Вопрос был только в том, когда они оформят титул, на финише или досрочно. Сезон-1994 выдался в этом плане максимально скучным: уже к 27-му туру спартаковцы стали недосягаемыми для преследователей. Отсутствие интриги, по-видимому, и обусловило аномально низкую явку болельщиков на фактически чемпионскую игру. Поздравить команду с очередным трофеем в «Лужники» явилось всего 5 тысяч человек. Впрочем, и для них хозяева расстарались. Сочинская «Жемчужина» была обыграна непринуждённо и красиво – 5:2. Цымбаларь отбегал все полтора часа, приняв участие в двух первых голевых атаках. Мамедов на 69-й минуте сменил Онопко.

Как Цымбаларь и Мамедов в 1990-е пропали на три дня. Их искал весь «Спартак»

После, как водится, были всеобщие обнимания, круг почёта, качание тренера. Наверняка присутствовало «чемпионское» шампанское в раздевалке, а у кого-то, скорее всего, и продолжение банкета.

На отсутствие Цымбаларя с Мамедовым в следующем матче, в Камышине, должно быть, никто и не обратил внимание: в национальной лиге «Спартак» все задачи решил и мог себе позволить ротацию перед лигой европейской. Но и спустя четыре дня, в домашней встрече со ставропольским «Динамо», Илья с Рамизом не нашлись в заявке. Только перед выездной игрой с «Баварией» (2 ноября) мелькнула информация о переводе приятелей во вторую команду. Удивительно, что СМИ не придали ей особого значения – будто бы речь шла о безвестных дублёрах, а не «сборниках» страны! Оба в том году дебютировали в национальной команде, причём Илья с апреля по октябрь наиграл 7 матчей и забил гол.

Тем не менее еженедельник «Футбол» в репортаже из Германии упомянул наших героев только раз и вскользь: «В какой-то мере удачная и интересная игра «Спартака» в Мюнхене стала сюрпризом (2:2 на выезде. — Прим. «Чемпионата»). В Германию в его составе приехало всего 15 футболистов, в том числе два вратаря. Отсутствовали Цымбаларь, Мамедов, о которых было сказано, что они снизили свои спортивные показатели, или что-то в этом роде, и переведены в дубль, а также Тернавский, находящийся не в лучшей форме».

В поисках пропавших игроков администрация «Спартака» обзванивала отделения милиции, больницы, морги. А они зависали на даче

«Снижение спортивных показателей» — универсальная формулировка того времени. Под неё подгонялось что угодно, но чаще всего банальное нарушение режима. Достаточно почитать современные интервью «за жизнь» с тогдашними любимцами публики, чтобы понять, какого рода досуг преобладал в 90-е у спортсменов (да и разве только у них?). Не всем хватало силы воли вовремя остановиться. Илья с Рамизом на этом и погорели.

Цымбаларь эту смутную историю никогда с журналистами не обсуждал. Возможно, и не спрашивали – ведь огласку она получила недавно. Мамедов в интервью «Чемпионату» не стал отнекиваться. Подтвердил: «Отличились».

«В «Спартаке» за семь лет умирал дважды. В Киеве – раз восемь за год»

«Была история – в конце 1994-го не явились на выезд в Камышин, — признался Рамиз. — Решили: оштрафуют – и чёрт с ним. Уже чемпионы – матч ничего не решал. Онопко тогда до меня дозвонился: сказал, приезжайте на базу, вас ищут. Но мы махнули на дачу моей тёти».

Естественно, что исчезновение двух основных футболистов вызвало переполох в Тарасовке.

«Пришлось понервничать, — рассказывал мне капитан того «Спартака» Виктор Онопко. — Не знали, что и думать, всех поставили на уши, морги обзванивали, милицию. Реально боялись за их жизнь. Оказалось – отдыхали на даче в Подмосковье. Без телефонов, без связи – мобильных-то не было. Когда всё-таки объявились, все вздохнули с облегчением. Хорошо, что они вдвоём были. Илюха был очень добрым, отзывчивым, рубаха-парень. Рамиз лучше контролировал ситуацию. Но серьёзный разговор провести пришлось».

Мамедов уточняет: «Посидели два дня – день игры и выходной – и к Романцеву с повинной явились: «Виноваты. Наказывайте, как считаете нужным». Олег Иваныч был краток: «В дубль». Потом «Спартак» крупно проиграл «ПСЖ» в Лиге чемпионов – уже без нас. А Романцев заявил, что во всём виноваты Мамедов и Цымбаларь: «Мы их готовили, а они нас подвели». Мы с Илюхой тогда по телевизору смотрели, как Веа всех «возил». В шутку говорили: хорошо, что нас там нет. Но это был единичный случай. Больше мы не пропадали».

Вернувшись из ссылки в дубль, Цымбаларь выдал лучший год в карьере. Мамедов тоже был очень хорош

По свидетельствам очевидцев, Олег Иванович здорово тогда на штрафников обиделся – до такой степени, что на весь второй круг группового турнира ЛЧ «зачехлил». Но по прошествии времени всё же остыл. «Цымбаларю всё можно было простить только за его обворожительную улыбку», — сентиментально замечает в своей книге Романцев. Но главное, наверное, что в футбол он играл бесподобно — соответственно, был крайне нужен команде.

А та встряска обоим в итоге пошла на пользу. К старту нового сезона Илья с Рамизом вернулись в первую команду, чтобы осенью совершить с одноклубниками феноменальный европоход – 6 побед подряд в групповом турнире Лиги чемпионов. По итогам 1995 года Мамедов вошёл в список 33 лучших футболистов чемпионата, а Цымбаларь стал игроком года в России.

Как тут не вспомнить слова «армейца» Кузнецова: «Раньше выпивали, но играли. А сейчас и не пьют, и не играют…».