NEWS24-7.ru

Фото
 Последние новости

«Нам приказали стрелять в родных» Уличные бои, похищения и расстрелы — что происходит в Мьянме после переворота?

1 февраля в Мьянме произошел государственный переворот. Спустя три месяца в стране продолжаются массовые протесты против захватившей власть хунты. Жертвами насилия стали более 700 человек, включая детей, а полицейские, которые отказываются воевать против собственного народа, вынуждены бежать из страны.


03 мая
21:01 2021
Военная хунта правила Мьянмой с 1962 года, однако в начале 2010-х в стране начались демократические преобразования. Тогда же на свободу вышла лидер оппозиции Аун Сан Су Чжи, которая провела под домашним арестом в общей сложности 15 лет. В 2015 году ее партия одержала победу на парламентских выборах, и политик де-факто стала главой государства.  Однако Мьянма недолго оставалась демократичной: после очередной победы партии Аун Сан Су Чжи на выборах в ноябре 2020 года военные решили вновь взять бразды правления в свои руки и свергнуть гражданское правительство.  Острожное недовольство происходящим со стороны населения, сначала выражавшееся в постукивании по кастрюлям и сковородкам на балконах домов, стремительно переросло в мощное народное сопротивление. «Это самый темный час в истории нашей страны, но рассвет уже близок», — заявил Ман Вин Кхайн Тан, до переворота занимавший должность спикера верхней палаты парламента.В дни протеста крупнейший город Мьянмы Янгон практически превратился в поле битвы: протестующие возводили баррикады, поджигали автомобильные шины и бросали в силовиков бутылки с зажигательной смесью. В ответ против демонстрантов использовали слезоточивый газ и боевые патроны.   Костяк народного сопротивления — молодежь, на улицы выходили даже подростки и дети. Неслучайно символом протестов стал жест, позаимствованный из подростковой антиутопии «Голодные игры»: поднятые вверх три пальца — указательный, средний и безымянный.Действия силовиков поражают своей жестокостью: при разгоне протестующих полиция открывает огонь на поражение, полицейские зверски избивают медиков, которые пытаются оказывать помощь раненым демонстрантам. Случается, что военные отказываются передавать семьям тела погибших, и похороны приходится проводить с пустыми гробами.  Самой юной жертвой силовиков стала семилетняя Кхин Мио Чит. Полиция ворвалась в дом ее родителей, чтобы проверить, не укрывают ли там протестующих против военного переворота. В какой-то момент перепуганная девочка побежала к отцу. Военные открыли огонь.Еще одна жертва продолжающегося в стране насилия — 18-летний студент-медик Хант Ньяр Хайн. Он был застрелен полицией во время протестов в Янгоне 14 марта 2021 года. В то воскресенье силовики устроили настоящую бойню, было убито не менее 70 человек, а на следующий день — еще 20.  Спустя два дня в Янгоне прошли массовые похороны, проститься с погибшими вышли сотни людей. Пока собравшиеся скандировали революционные лозунги, мать Ханта рыдала над телом сына: «Пусть убьют меня прямо сейчас, пусть убьют меня, но вернут сына...»С начала протестов в стране без вести пропали сотни людей — политики, журналисты, активисты и протестующие. Силовики — как правило, в штатском — забирают людей и отказываются сообщать родственникам, где те находятся и по какой причине ограничивается их свобода. Правозащитные организации сообщают, что задержанных более 2,5 тысяч.Не все полицейские подчинились преступным приказам хунты. Одним из таких опальных офицеров стал 27-летний Та Пэнг: он дважды отказался расстреливать протестующих и подал в отставку, а потом был вынужден бежать в соседнюю Индию. «У меня просто не было выбора», — рассказал он.   В индийский штат Мизорам, граничащий с Мьянмой, сбежали более 30 офицеров полиции и один пожарный. «Нам приказали стрелять даже по родным, если они встанут на сторону протестующих», — рассказывает бывший полицейский.Сбежавшим полицейским приходится ютиться в одной комнате, спать на разложенных на полу матрасах, готовить еду на огне и мыться из ведра. Но даже такая жизнь лучше того, что ожидает их дома. «Нас убьют, если мы вернемся», — объясняет один из офицеров.Бывшие полицейские скрывают свои имена из опасений, что хунта может учинить расправу над их семьями, которые им пришлось оставить на родине. «Мы не можем звонить родным из-за проблем со связью, но мы слышали, что они боятся выходить из дома... Я надеюсь, что однажды мы встретимся», — рассказал один из беглецов.Хунта требует, чтобы власти Индии задержали и передали им дезертировавших полицейских. Индийское правительство не депортировало опальных офицеров, но запретило приграничным районам принимать беженцев из Мьянмы. Это вызвало недовольство и непонимание у жителей и властей штата Мизорам. Они попросили центральное правительство «не закрывать глаза» на гуманитарную катастрофу и разрешить прием беженцев.  Беглые офицеры призывают премьер-министра Индии Нарендру Моди предоставить им политическое убежище до тех пор, пока обстановка в соседней Мьянме не нормализуется. «Мы бежали в Мизорам, потому что не хотим воевать против собственного народа», — подчеркивают полицейские.Бегут из Мьянмы не только полицейские, но и представители этнического меньшинства, проживающего в юго-восточном штате Карен. В конце марта местная сепаратистская группировка напала на армейские блокпосты. В ответ военные нанесли авиаудары по нескольким деревням, вынудив тысячи жителей штата бежать в соседний Таиланд.2 апреля хунта распорядилась отключить интернет. Протестующим приходится координироваться с помощью радиочастот, офлайновых приложений и СМС. До этого в стране заблокировали все соцсети и десятки сайтов, включая Wikipedia. Противники хунты опасаются, что военным удастся достичь своей цели: отрезать страну от всего мира. «Тогда о Мьянме просто забудут», — сетует один из протестующих.Военная хунта обвиняет Аун Сан Су Чжи в получении крупных взяток — 600 тысяч долларов наличными и неизвестной суммы в золотых слитках. Ее адвокаты называют обвинения в коррупции смехотворными. Бывшего лидера страны также подозревают в нарушении гостайны и в давлении на избиркомы с целью замять нарушения на выборах. Кроме того, в ходе обысков в резиденции Аун Сан Су Чжи были обнаружены портативные рации, ввезенные в страну нелегально. В совокупности по всем обвинениям политику может грозить более 30 лет тюрьмы.Нарушения на выборах при Аун Сан Су Чжи действительно были. Да и, справедливости ради, сама политик, закрывшая глаза на истребление мусульманского меньшинства страны, вовсе не идеал демократических ценностей и свобод. Однако жестокость и репрессии хунты, кажется, рискуют свести на нет вообще все демократические преобразования последних лет и возродить в стране военную диктатуру. Насколько хватит силы духа и бесстрашия у протестующих — неизвестно, но, кажется, хунта не остановится ни перед чем.