NEWS24-7.ru

Фото
 Последние новости

«У меня была доля секунды, чтобы снять похищение»

«У меня была доля секунды, чтобы снять похищение»


29 июля
20:30 2019
«В пятую поездку на Коста-Рику мои излюбленные птичьи места дали только горстку жалких наблюдений, — рассказывает фотограф Мариам Камал. — Пришлось шесть часов ехать в зону высадки леса, но это того стоило. Я целый час фотографировала группу героических колибри-якобинов, пивших нектар геликоний, которые из-за сильнейшего ветра ходили ходуном. Щелкала, и едва хватало сил вдохнуть; казалось, что и мне приходиться прилагать усилия, чтобы не сдуло!»«Мы шли по лесной тропинке на Хоккайдо в особенно морозный день, до вечера оставалось недолго, снег валил все сильнее, — вспоминает  фотограф-любитель Лиза Спроэт. — Когда завернули за последний поворот, отражающегося от снега света едва хватало, чтобы осветить дупло с парой неясытей. Я наблюдала за ними полчаса, и все это время они спали. Единственное движение было, когда они ерзали во сне. Чтобы не смазать кадр своей дрожью, я вцепилась в дерево и примостила объектив на колене».«Пока взрослые темноспинные альбатросы ищут еду на севере обширного Тихого океана, птенцы остаются без присмотра, — объясняет Хоб Остерлунд, сделавший этот кадр на гавайском острове Кауаи. — Часто малютки проводят время бодрствования, изучая окрестности. Они строят новые гнезда, подбирают с земли разные вещи и тянут за ветки, как щенята за тапки. Когда становятся постарше, начинают интересоваться всем, что летает: птицами, пчелами, бабочками, даже вертолетами и самолетами. Этот птенец смотрел на пролетавшего альбатроса».«Я решил ехать домой проселками, потом что цвели яблони, а я знал, что зеленые пеночковые певуны очень их любят, — описывает фотограф Марк Пол историю этого кадра, сделанного в американском штате Вермонт. — По дороге остановился сфотографировать птиц, используя машину в качестве укрытия. Небо было ярким и облачным, поэтому я подумал, что снимки могут получиться интересными».«В реабилитационно-образовательный центр для птиц, где я работаю волонтером, принесли беркута, который столкнулся с автомобилем, — рассказывает Джозеф Молотски, сделавший этот снимок в американском штате Вашингтон. — У него была черепно-мозговая травма, отравление свинцом и отслоение сетчатки. С такими сильными травмами его нельзя выпустить на волю, поэтому ему пришлось стать образовательным посланником. На этом кадре мне удалось запечатлеть его третье веко, которое называют мигательной перепонкой».«Холодными утрами я хожу в парк неподалеку от дома, чтобы фотографировать дроздов, и часто стараюсь снять кольца дыма от дыхания, когда они поют, — рассказывает Катрин Свобода из американского штата Вирджиния. — В тот раз я пришла, когда промозглый день только начинался. Со всех сторон слышались голоса дроздов. Одна особенно горластая птица пела долго и усердно. Я выбрала ракурс, с которого она оказывалась на фоне темного леса. При этом объектив был направлен на восток, где над деревьями поднималось солнце, подсвечивая пар сзади».«В феврале я фотографировала водоплавающих птиц в парке близ озера Онтарио, — говорит фотограф-любитель Натали Робертсон. — Вдруг позади тревожно закричала сойка. Вижу белую вспышку пикирующей к земле крупной хищной птицы. До нее примерно 12 метров, поскорее подбираюсь поближе. К моему потрясению, прямо на меня вылетает краснохвостый сарыч с голубем в когтях и бросает его в грязь. Мы смотрели друг на друга, кажется, вечность».«В ноябре калифорнийское небо затянул дым лесных пожаров, и я отправилась в заповедник за свежим воздухом и возможностью поснимать птиц, — вспоминает Патрисия Лайон. — Остановилась на мосту, чтобы щелкнуть черношейную поганку, и радостно наблюдаю, как к первой птице плывет вторая, качая головой в унисон. На моих глазах они начинают потягиваться и чистить перышки. Мне удалось поймать в кадр великолепную перепончатую лапку одной из птиц, когда она высунулась из воды».«Время от времени сотрудники биологической станции, расположенной высоко в холмах Центральной Калифорнии, ловят диких кондоров, чтобы проверить их здоровье, поменять метки и трекеры, а потом отпустить, — объясняет автор этого снимка Тим Хантингтон. — Иногда во время таких проверок других кондоров разбирает любопытство, и они подлетают, чтобы посмотреть, что происходит. Именно так поступил кондор 219, также известный как Пафф Дэдди. Он получил свое прозвище за склонность надувать свои воздушные мешки, как на этом кадре».«Я искал на берегах Гудзонова залива белых медведиц с детенышами, которые выходят из своих берлог, и наткнулся на скопление белых куропаток, — вспоминает фотограф Питер Хартлав. — Выбираюсь из своих саней, натягиваю громоздкие варежки и стараюсь, насколько это возможно, прижаться к земле. Смотрю — одна отставшая птица принялась прыгать, чтобы пощипать ветку дерева. Я никогда не слышал, чтобы они так делали. Щелкал затвором и улыбался, фотографируя многочисленные прыжки. Этот кадр передает момент лучше всего».«Я поехала в Южный Техас фотографировать птиц и нервничала, что придется заниматься этим при 40-градусной жаре, — говорит автор этого снимка Энн Пачеко. — Захватила с собой все охладительные приборы, какие только можно. Целый день снимала певчих птиц из укрытия и поняла, что мой дискомфорт — ничто по сравнению с тем, как страдают они. Укрытие позволило мне фотографировать возле маленького искусственного пруда. Когда особи вроде этой самочки красного кардинала осторожно приближались к воде, я болела за то, чтобы они напились, поплавали и охладились».«Когда я приехала к одному из своих любимых болот, на горизонте собирались тучи, — рассказывает фотограф Мелисса Роуэлл, снявшая больших голубых цапель во Флориде. — Мое внимание мгновенно привлекли цапли. Самец явно пытался соблазнить самку и демонстрировал чудеса гибкости. Я обожаю этот брачный ритуал, поэтому решила задержаться возле них. Когда дошло до серьезной дуэли на клювах, меня восхитило, с каким напряженным видом они дрались. Картина стала еще драматичнее, когда в отдалении раздался гром, и поднявшийся ветер подчеркнул длинные развевающиеся хохолки цапель».«Я провожал объективом лисичку с добычей, когда узнаваемый крик заставил посмотреть вверх. За кроликом, которого поймала лиса, мчался белоголовый орлан, — описывает Кевин Эби историю снимка, сделанного в национальном парке в штате Вашингтон. — У меня была доля секунды, чтобы запечатлеть похищение одним сногсшибательным кадром. Орлан схватил и лису, и кролика. Он поднял их на шесть метров над землей, а через восемь секунд уронил лису, кажется, не причинив ей вреда, и улетел с украденным у нее обедом».«Во время поездки на Коста-Рику мне представилась возможность снять пару впечатляющих представителей семейства трогоновых в их гнезде, — утверждает фотограф-либитель Кори Раффел. — Каждые 20 минут там показывались самец или самка с насекомым или диким авокадо для птенцов. На этом кадре самец уже принес им еды и выглянул из дупла».«Я наблюдал за песчанками, которые бегали по берегу моря в поисках корма, — говорит молодой фотограф Дэвид Фарлоу, сделавший этот снимок в Калифорнии. — Когда волна отступала, они бросались поближе к воде, чтобы быстренько перехватить в мокром песке что-то съедобное, а потом со всех своих маленьких ножек мчались обратно на сушу от новой волны. Этой крохотной песчанке бегство от необычайно большой волны далось особенно тяжело».«Для поездки на тюльпанные поля я вооружился широкоугольными объективами, которыми снимают типичные пейзажи, и понял, что в тех местах можно делать фотографии совсем другого рода, лишь увидев на цветке саванную овсянку, издающую территориальный крик, — рассказывает фотограф Майкл Деспайнз, сделавший этот снимок в американском штате Вашингтон. — Через неделю вернулся туда с другими объективами и стал изучать птицу. Часто она предпочитала самый высокий тюльпан в округе и оставалась в поле одного цвета. Я нашел овсянок в полях с розовыми, пурпурными, желтыми и оранжевыми цветами».«В марте я провела пять вечеров с двумя американскими пустельгами, — вспоминает фотограф Синди Геддель. — Мне пришлось пешком углубиться в заповедник вдоль реки Санта-Клара и вскарабкаться на крутой склон, чтобы подобраться поближе к их уровню. Каждый вечер самец улетал на охоту, а самка оставалась на верхушке их любимого дерева и ждала его возвращения. В течение следующих двух часов он приносил ей до пяти ящериц, которых она охотно съедала. За едой часто следовал недолгий сеанс спаривания».«Я живу возле болота в районе залива Сан-Франциско, — объясняет фотограф-любитель Алан Кракауэр. — Через него идет вымощенная досками дорога. Однажды я был там во время высокого прилива, и в отдалении на дорогу хлынули потоки улит и веретенников. Пернатые все летели и летели, поэтому уже усевшимся приходилось уступать место новоприбывшим. Получилось, что в мою сторону ковыляют сотни береговых птиц. Я лег на доски, чтобы оказаться на уровне их глаз, и сделал этот крупный план, на который попали преимущественно веретенники».«Погода была ясной, поэтому я лежал на пляже и ждал шанса, чтобы снять прыгающих из прибоя папуанских пингвинов, — говорит фотограф Джошуа Галики, сделавший этот снимок на Фолклендских островах. — К моей радости, из воды показалась эта троица и направилась прямо ко мне. Кажется, в этом кадре пойман характер каждой птицы. Передо мной были лучшие друзья: слева комик, главарь в середине, а справа — модель на подиуме».