NEWS24-7.ru

Бизнес и финансы
 Последние новости

Беглые капиталы

Антироссийские санкции и политика деофшоризации в РФ не оказывают существенного влияния на приток капитала в страну. Тренд на миграцию частного капитала в другие юрисдикции остается устойчивым.


 
19 августа
20:30 2019

Антироссийские санкции и политика деофшоризации в РФ не оказывают существенного влияния на приток капитала в страну. Тренд на миграцию частного капитала в другие юрисдикции остается устойчивым.

Ключевые тренды. В России проходит третья по счету кампания по добровольному декларированию активов (амнистия капитала), призванная обеспечить безболезненный возврат капитала в страну.

Казалось бы, многие факторы указывают на то, что должен произойти крупный приток частного капитала, однако не все так однозначно. За 2018 год чистый отток капитала из России превысил показатель 2017 года в 2,5 раза, составив 63,3 млрд долларов. За I квартал 2019 года Банк России зафиксировал чистый отток капитала из страны в размере 25,2 млрд долларов — столько же было выведено за весь 2017 год.

Согласно исследованию Global Wealth консалтинговой компании BCG, в 2018 году 27,2% частного капитала российских граждан хранилось за рубежом. В том же исследовании отмечено, что в 2013 году в иностранных юрисдикциях хранилось 26,8% частного капитала россиян. Получается, что несмотря на благоприятные внутренние и внешние предпосылки для возврата капитала отток даже несколько увеличился.

Куда «утекают» деньги? Большинство владельцев частного капитала от 1 млн долларов предпочитают диверсифицировать страновые риски — держать активы в различных юрисдикциях, придерживаясь принципа don’t put all eggs in one basket. Более того, у предпринимателей и бизнесменов присутствует недоверие к российской власти, что усиливает желание обезопасить свой личный «пенсионный фонд» от непредсказуемости российской контрольно-надзорной системы.

Последние годы основные предпочтения российских состоятельных граждан оставались неизменными: офшорные юрисдикции, Великобритания, Монако, Азия и Европа. В то же время наблюдается ужесточение законодательства в сфере финансового регулирования и налогообложения не только в конкретных странах, но и на глобальном уровне.

Российским состоятельным гражданам система глобального финансового контроля усложнила жизнь не только по причине наложения налоговых и административных штрафов, но и из-за незакрытых «исторических» рисков.

Почему не Кипр? Одно из любимых пристанищ российских капиталов с середины 2018 года начало терять привлекательность.

В мае 2018-го страну посетила делегация управления Минфина США по контролю над иностранными активами, которое курирует вопросы санкций в отношении российских олигархов. Цель визита — надавить на киприотов, чтобы они закрыли счета российских бенефициаров. В случае неповиновения Кипр мог быть обвинен в отмывании денег и коррупции. Подобные обвинения со стороны США уже привели к краху латвийского банка ABLV. У Кипра фактически не оставалось выбора: пришлось ужесточить проверку российских бенефициарных владельцев банковских счетов и компаний, зарегистрированных на Кипре, что выразилось в массовой блокировке счетов и бегстве россиян в другие юрисдикции.

Почему не Англия? Если каких-то десять лет назад «уехать жить в Лондон» и получить политическое убежище для российской элиты было мейнстримом, то в условиях общемировой борьбы с отмыванием денег и санкционной политики Запада тренд развернулся в обратную сторону. Один из первопроходцев — Роман Абрамович — не смог продлить инвесторскую визу, и ему пришлось урегулировать «формальности» пребывания в Великобритании и еврозоне экстренным получением израильского паспорта. Многие владельцы частных зарубежных активов восприняли эту новость с тревогой.

С середины 2018 года Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании расширило применение ордеров на арест имущества неустановленного происхождения. Особое внимание уделялось россиянам, имеющим денежные средства и иные активы в Великобритании. При имплементации данной меры происходит заморозка активов до объяснения происхождения капитала. Если в течение нескольких недель этого не произойдет или правоохранители сочтут объяснения неубедительными, замороженные средства уходят в собственность британской казны. Первый, уже известный широкой общественности прецедент с требованиями о раскрытии источников благосостояния произошел в 2018 году и был связан с Замирой Хаджиевой — женой Джахангира Хаджиева, который в 2001—2015 годах возглавлял Международный банк Азербайджана. Ханджиева до сих пор находится под стражей и участвует в судебных разбирательствах.

А что офшоры? Согласно отчету ЦБ РФ, за I квартал 2018 года в наиболее популярные у россиян офшоры утекло 17,2 млрд долларов — это более чем в шесть раз превышает показатели IV квартала 2017 года. Такой скачок можно назвать преждевременным, так как в конце 2018 — начале 2019 года почти на всех пользующихся популярностью у российских состоятельных граждан офшорных островах вступили в силу новые законы, которые, вероятно, изменят сложившееся отношение к этим юрисдикциям. Среди них Виргинские Острова, Каймановы острова, Сейшелы и другие. Главным образом новые требования касаются необходимости экономического присутствия — substance. Зарегистрированным в большинстве островных офшоров компаниям, осуществляющим одну из перечисленных в законе видов деятельности, необходимо иметь там реальный офис с квалифицированными сотрудниками, получающими зарплату. Размер офиса, число сотрудников и объемы сопутствующих расходов должны соответствовать масштабам бизнеса.

Сложно назвать точную сумму средств, которые держат россияне в офшорах. В августе 2017 года Национальное бюро экономических исследований опубликовало информацию о том, что россияне хранят в офшорах активов на сумму более 1 трлн долларов. Затронут ли новые требования офшорных зон интересы российских бенефициаров, пока однозначно не понятно, так как практика не сформирована, но многие владельцы пассивных компаний задумались о миграции в другие юрисдикции.

Какие юрисдикции выбирают россияне? Многие российские олигархи первой величины перерегистрируют свой бизнес и переводят активы в РФ. Среди них — Олег Дерипаска, Михаил Прохоров, Алишер Усманов, Алексей Мордашов и многие другие. Вероятнее всего, главные олигархи страны заранее обговорили с ее руководством все условия и нюансы возврата капитала и бизнеса на Родину. Однако большинство состоятельных россиян остались в офшорах, и до 31 декабря 2019 года у них есть время, чтобы понять новые требования и в случае необходимости адаптировать компании под них.

Также следует отметить, что, во-первых, во многих случаях у офшорных компаний счета открыты в Швейцарии, во-вторых, даже если деньги направляются из России в более рисковый банк островного офшора, зачастую оттуда по отработанной годами схеме деньги направляются в копилки бенефициаров: в ту же Швейцарию, Лихтенштейн, Люксембург и другие надежные и стабильные юрисдикции.

Несмотря на крах института банковской тайны, Швейцария, которая за последние 200 лет ни разу не участвовала в войнах и обладает одной из самых стабильных экономик мира, по-прежнему пользуется большой популярностью. По статистике ЦБ за 2018 год, из России напрямую в Швейцарию ушло около 9,2 млрд долларов.

Что касается Великобритании, то в нее по-прежнему утекают капиталы пока еще оставшихся там россиян — за 2018 год, по данным ЦБ, ушло 2,7 млрд долларов.

Набирают популярность континентальные юрисдикции со стабильным инвестиционным климатом, в частности Люксембург, куда из России за 2018 год ушло более 1 млрд долларов. Достаточно привлекательным является княжество Лихтенштейн, одним из особенно важных преимуществ которого является тот факт, что оно в значительной степени не признает иностранных судебных решений.

По данным управляющего партнера BKHK law firm Романа Баханца, «набирают обороты прозрачные для налоговых органов РФ операции по выводу средств, то есть не через транзитные компании-прокладки в офшорных юрисдикциях, а на прямую на задекларированный счет бенефициара или в задекларированную компанию или траст». Наше законодательство не запрещает переводить и хранить деньги за рубежом, поэтому Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург и Монако как были самым удобным нейтральным хранилищем сбережений, так ими и остаются, говорит он, меняется и становится более прозрачным способ доставки денежных средств.

С другой стороны, более прозрачные и понятные способы требуют объяснения источника формирования капитала. Те, кто не может объяснить, «откуда деньги», для хранения своих сбережений вынуждены использовать банковские системы в странах третьего мира, при этом принимая на себя риски потери капитала в нестабильных государствах с неустойчивой финансовой системой, и в этом случае такой вывод средств из России представляется крайне спорным решением по защите капитала.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Другие новости: