NEWS24-7.ru

Спорт
 Последние новости

«Я убью тебя, если выйдешь за серба!». Дикая история, характеризующая Балканы

И это не о Виде.


 
11 июля
18:00 2018

Знаете, чем на самом деле занимались хорватские СМИ после победы над Россией? Они изучали реакцию сербских коллег, которые моментально вычислили, что главная причина удачи в серии пенальти — правильный бог. Камеры выхватили Даниэля Субашича в момент, когда тот шёл брать ту самую «паненку» Фёдора Смолова — вратарь перекрестился справа налево, как это делают православные сербы. А хорваты — католики, они крестятся слева направо.

«Хорваты превратили футбол в политику. Поэтому буду болеть за Англию»

В любом другом регионе мира об этом забыли бы через секунду, но не на Балканах, и это лучшим образом, но с худшей стороны характеризует всё, что происходит в странах бывшей Югославии. Сербские таблоиды выходят с заголовками в стиле «Серб вывел Хорватию в полуфинал чемпионата мира», хорватские — троллят сербов, а соцсети в двух странах параллельно оставляют Субашича крайним. Хорваты — за отсутствие национальной идентичности и нечистоту крови, сербы — за то, что отказался от своих корней, хотя хорваты спалили во времена войны дома его родственников.

Субашич родился в 1984 году в эфемерно объединявшей необъединимое Югославии, точнее — в Задаре, который затем стал территорией Хорватии. Его отца зовут Йово, и он этнический серб, что делает кровь вратаря наполовину сербской. Йово не был замечен ни в чём ужасном, но Хорватии достаточно одного происхождения и религии. Задар — гарнизонный город, в таких городах перемешались все балканские национальности, а когда война стала становиться реальной, вопрос «А ты вообще кто?» задавался регулярно и максимально грубо. Никуда не делся вопрос и после завершения активных военных действий.

Всю карьеру Субашич путается в показаниях. Он говорил, что сперва был православным, как отец, затем стал сербом-католиком, затем эволюционировал до слов о том, что он хорватский католик. Всякий раз — в тех случаях, когда действительно этот вопрос становился почему-то важным в его стране. Очевидно, что при таком давлении лучше что-то скрывать.

«Вида и Вукоевич взбаламутили воду. Но будет ли наказан Ивица Олич?»

А теперь он перекрестился, как православный. Резко, рвано, так, чтобы никто не заметил и не обратил внимания, но камера была беспощадна.

Его семья много раз доказывала, что любит Хорватию больше, чем местные националисты любят свои предрассудки. Они не уехали после «стеклянной ночи» в Задаре в 1991 году, когда были разгромлены все магазины, принадлежавшие этническим сербам. Субашич не покинул сборную после первых вопросов о его происхождении, не покинул её из-за того, что партнёром по раздевалке был последователь усташей Йосип Шимунич. Он всё время твердил, что остаётся хорватом, потому что родился на этой земле и любит её. А жизнь подкидывала новые испытания.

Вукоевич и Вида – идиоты. Их нельзя прощать

Самое жестокое случилось не на поле, а в личной жизни. Субашич долго встречался со своей подругой Антонией и в 22 года пришёл просить руки девушки у её семьи. Отец Анте Боца оказался радикальным националистом и пришёл в ярость, когда узнал о происхождении Даниэля. Отец устроил дочери скандал, орал: «Я убью тебя, если ты собираешься выйти за серба! Ты не можешь сделать этого!». После этого отец избил Антонию — да так, что она оказалась в больнице.

А когда вышла из больницы, домой не вернулась и ушла к Даниэлю. Всё это происходило в Задаре, городе, который должен был быть родным для этих людей. А стал их бесконечным полем битвы.

«Все эти Гораны, Ненады, Весны и Бранки скрывали свои фамилии, которые часто сводились к простым патронимам или родовым фамилиям, которые были православными или католическими. Никто не мог доподлинно знать, православный или католик какой-нибудь Вранкович или Беадер, никто не мог знать, католик ли какой-нибудь Милошевич, Лукич или Йованович. Никто не мог понять это, а официальная идеология страны, за что ей спасибо, говорила, что это и не имеет значения. Если в идеологии Тито и титоистов и было что-то хорошее, то вот безусловно это. Таков был мир, в котором я вырос», — говорит журналист хорватской газеты Jutarnji list Юрица Павличич.

Но этот мир изменился, и прекращение войн не сделало людей на Балканах более открытыми. Поэтому сегодня, если в матче с Англией придётся делать это, Субашич снова перекрестится как можно более незаметно.

«Это не от большого ума». Хорватские журналисты – о Виде и Вукоевиче


Написать комментарий

Все поля обязательны для заполнения!