NEWS24-7.ru

Наука и технологии
 Последние новости

Почему в соцсетях мы становимся троллями и можно ли это изменить

Согласно новому исследованию, в каждом из нас живет интернет-тролль. Хорошая новость: есть способы победить его в себе.


 
14 апреля
15:30 2018
Женщинам и представителям этнических меньшинств приходится нелегко в Конструктивного поведения всего нескольких публичных фигур, знаменитостей, вполне может хватить для того, чтобы соцсети стали гораздо более приятным местомВ маленьких сообществах люди иначе относятся друг к другу - это справедливо и для интернетаОпыт человечества говорит нам о том, что выживать легче, когда мы работаем вместеВзрыв негодования в интернете может привести к переменам в жизни общества (как, например, протесты в феврале и марте 2018 года, которые были начаты в соцсетях молодыми людьми из штата Флорида и распространились по всей стране)Разработанные учеными алгоритмы помогут разрядить ситуацию до того, как она превратится в ад кромешныйВ Кении, известной высоким уровнем государственной коррупции, игроки поначалу давали незнакомцу меньше денегЕще один способ победить плохое поведение онлайн - создать систему общественного порицанияЭмоционально заряженные посты в соцсетях имеют гораздо больше шансов стать популярными у пользователейНа долю Дианы Эббот пришлась чуть ли не половина всех оскорбительных твитов, адресованных женщинам-парламентариям в ходе избирательной кампании 2017 года

Сначала плохая новость: согласно новому исследованию, в каждом из нас живет интернет-тролль. Теперь новость хорошая: есть способы победить его в себе и создать онлайн-сообщества с более конструктивными отношениями между пользователями (а точнее - людьми).

Однажды вечером в феврале 2018 года профессор Мэри Биэрд разместила в "Твиттере" фотографию себя плачущей.

Видный ученый из Кембриджского университета с числом подписчиков в "Твиттере" почти в 200 тыс., Биэрд была ужасно расстроена: после ее короткого онлайн-комментария по поводу скандала вокруг поведения работников международной благотворительной организации Oxfam на Гаити "Твиттер" профессора захлестнула волна оскорблений и угроз.

(Биэрд написала, что несмотря на то, что поступки некоторых сотрудников Oxfam нельзя оправдать, наверное, довольно сложно удерживаться в цивилизованных рамках, когда ты постоянно находишься в районе бедствия, и в целом она уважает ту работу, которую осуществляет организация по всему миру. - Прим. переводчика.)

В последующие дни в защиту Биэрд выступили несколько известных публичных фигур - даже если они и не были согласны с ее твитом, из-за которого все началось. И тогда поток возмущения и оскорблений обрушился и на них.

Когда один из критиков позиции Мэри Биэрд, ее коллега по Кембриджу Приямвада Гопал (женщина с азиатскими корнями) написала для интернет-сайта статью, в которой отвечала на тот спорный твит Биэрд, от троллей досталось и ей.

Это факт: женщины и представители этнических меньшинств особенно часто подвергаются оскорблениям и троллингу в "Твиттере", причем не редкость - угрозы расправы, включая сексуальное насилие и даже убийство.

А уж когда женщина еще и представитель этнического меньшинства, онлайн-травля достигает особой степени интенсивности, что, например, испытала на себе чернокожая депутат британского парламента Диана Эббот (ныне теневой министр внутренних дел), на чью долю в итоге пришлась чуть ли не половина всех оскорбительных твитов, адресованных женщинам-парламентариям в ходе избирательной кампании 2017 года в Соединенном королевстве.

(Как рассказывала сама Эббот, "мне угрожали смертью, мне писали в "Твиттер", что меня надо повесить, ’если только найдется дерево, которое выдержит вес этой толстой суки’, мне угрожали изнасилованием - и так снова и снова…" - Прим. переводчика.)

В исследовании Amnesty International подсчитано, что в среднем за полгода чернокожие и азиатского происхождения женщины-депутаты получили на 35% больше грубых твитов, чем их белые коллеги (даже если исключить из общего числа твиты в адрес Эббот).

Постоянная онлайн-травля заставляет людей замолчать, а то и вовсе покинуть ту или иную интернет-платформу, сужая таким образом спектр голосов и мнений. И эта тенденция, мягко говоря, не идет на убыль.

Исследование прошлого года показало, что 40% взрослых американцев подвергались оскорблениям в интернете, причем почти половина испытала самые жесткие формы преследования и публичного запугивания, в том числе угрозы физической расправы и слежку.

70% женщин называют оскорбления и домогательства в виртуальной среде серьезной проблемой.

Интернет создает человечеству непревзойденные условия для сотрудничества и конструктивного диалога. Но вместо этого мы превратили его в место, где процветают конфликты и вражда.

Несмотря на то, что в обычной жизни мы, как правило, пытаемся взаимодействовать с незнакомыми людьми вежливо и с уважением, как только мы оказываемся онлайн, наше поведение меняется в самую ужасную сторону.

Есть ли способы взрастить в интернете тот дух сотрудничества, который на протяжении истории помогал человечеству выжить?

~

"Только не задумывайтесь слишком надолго, просто кликайте!"

Я кликаю и быстро перехожу к следующему вопросу. Мы бежим наперегонки со временем. Члены моей команды мне незнакомы, и я даже не представляю - то ли мы вместе стремимся к единой цели, то ли меня тут держат за дурочку. Однако я знаю, что другие зависят от меня и моего решения.

Это так называемая игра в общественное благо, которую придумали исследователи из из лаборатории человеческого сотрудничества Йельского университета. Ученые используют ее в качестве инструмента для того, чтобы понять, как и почему мы сотрудничаем друг с другом.

Эволюционные корни нашей учтивости, внимательного отношения к другим лежат в опыте выживания, который успешен лишь тогда, когда человеческие существа начинают сотрудничать в коллективе.

В игре, о которой я начала рассказывать, наша команда состоит из четырех человек - и все мы далеко друг от друга. Каждый из нас внес одинаковое количество денег.

Нас попросили выбрать, каким образом мы будем вносить взносы в копилку группы. Как и в любом другом случае сотрудничества, здесь все базируется на взаимном доверии - и на расчете на то, что остальные члены команды будут вести себя конструктивно.

Если каждый член группы внесет все свои деньги, то общая сумма удвоится и будет поделена поровну. В результате каждый получит вдвое больше, чем внес. Казалось бы, беспроигрышная ситуация.

"Но если вы подумаете об этом с индивидуальной точки зрения, - рассказывает директор лаборатории Дэвид Рэнд, - то каждый внесенный вами доллар превратится в два, а затем будет разделен на четыре части. Что означает: каждый получит только 50 центов с каждого внесенного им доллара".

Другими словами, даже если каждый, находясь в коллективе, сможет осуществить проект, который исполнить в одиночку было бы нереально (например, это можно сравнить со взносом в строительство новой больницы), на индивидуальном уровне все равно приходится платить.

И получается, что с финансовой точки зрения вы зарабатываете больше, когда думаете прежде всего о себе.

Исследовательский коллектив Рэнда прогнал через эту игру тысячи участников. Половину из них, как и меня, просили принять решение о взносе в течение 10 секунд.

Другой половине предлагали не торопиться и тщательно продумать решение. И выяснилось, что когда люди полагаются на интуицию, они гораздо более щедры.

"Есть множество доказательств того, что сотрудничество лежит в основе человеческой эволюции, - говорит Рэнд. - В тех сравнительно небольших (по современным меркам) обществах, в которых жили наши предки, все ваши контакты были с людьми, которых вы вскоре снова встречали и в ближайшем будущем снова с ними взаимодействовали".

И это было серьезным сдерживающим фактором, подавляющим соблазн действовать агрессивно или получить незаслуженные преимущества за счет других.

Так что вместо того, чтобы каждый раз ломать голову над тем, в моих ли долгосрочных интересах быть любезным с окружающими, гораздо более эффективный и менее энергозатратный подход таков: всегда относись к другим хорошо.

Поэтому мы так щедры, когда нам некогда раздумывать. Это сложилось в процессе эволюции. Однако на такое почти инстинктивное поведение можно повлиять.

Обычно те, кто в эксперименте Рэнда принимает решение быстро, щедры и получают щедрые дивиденды, которые подтверждают правильность их спонтанной реакции.

Но те, кто раздумывает дольше, - более эгоистичны. Из-за чего в итоге общая копилка скуднее, что подводит к совсем иному выводу: полагаться на других, на коллектив невыгодно.

В другом эксперименте Рэнд давал деньги участникам, которые уже сыграли в первом раунде. Он спрашивал их, сколько они готовы дать незнакомцу. На этот раз не было никаких личных выгод - чистой воды благотворительность.

Те люди, которые сотрудничали во время первого раунда игры, давали незнакомцу вдвое больше, чем те, кто во время первого раунда действовал исключительно в собственных интересах.

"Мы [таким образом] влияем на поведение и жизнь людей, - отмечает Рэнд. - На то, как они себя ведут даже тогда, когда на них никто не смотрит и нет никого, кто мог бы их наказать или вознаградить".

Коллектив Рэнда исследовал также, как ведут себя в этой игре люди из разных стран. Ученые хотели проверить, какое влияние оказывают на игроков социальные институты, с которым тем приходится иметь дело у себя на родине - правительство, семья, система образования, правовая система.

Например, в Кении, известной высоким уровнем государственной коррупции, игроки поначалу давали незнакомцу меньше денег, чем игроки в менее коррумпированных Соединенных Штатах.

Из чего можно сделать вывод, что люди из стран с более или менее справедливой организацией общества ведут себя более "общественно", чем те, в чьих странах государственные институты менее надежны.

Тем не менее, после всего одного раунда игры, в котором было выгодно быть щедрым, кенийцы начинали давать не меньше, чем американцы.

Это было справедливо и для обратной ситуации: те американцы, которым в ходе игры показали, что выгоднее вести себя эгоистично, затем давали незнакомцу гораздо меньше денег.

Вернемся теперь к культуре поведения в соцсетях. Возможно, есть нечто, что поощряет гнусное поведение онлайн?

В отличие от древнего общества охотников и собирателей, где люди сотрудничали для того, чтобы выжить, где существовало правило делиться едой, у нынешних соцсетей очень слабая, неразвитая институциональная база.

Интернет означает, что вы находитесь далеко от собеседника, сети предлагают вам анонимность, и за плохое поведение онлайн вам как правило не грозит наказание и это никак не сказывается на вашей репутации.

Нет никакого риска: если вы анонимно постите злобные комментарии или ведете себя подло по отношению к незнакомцам, ваши знакомые и родные не узнают об этом.

С другой стороны, выбор за вами: вместо троллинга вы можете публиковать мнения и мысли, которые укрепят ваше положение в социальной группе, к которой вы себя относите.

В Йельской лаборатории Крокетт, например, исследователи изучают, как общественные эмоции трансформируются онлайн, уделяя особое внимание случаям взрывов негодования, вызванных моральным осуждением.

Сканирование мозга в тех случаях, когда люди чувствовали моральное превосходство и испытывали праведный гнев (пример такой ситуации из мира оффлайн - возмущение по поводу поведения соседа, чья собака покакала на газон перед вашими окнами), показало повышенную активность в участках мозга, отвечающих за вознаграждение. Этим людям явно нравилось то, что они переживали.

И следующий раз при возникновении такой ситуации, скорее всего, они снова будут вести себя так же. Хотя конфликт с нарушителем общественных норм чреват непредсказуемым поведением этого нарушителя, все равно - ваша репутации укрепляется.

Те из нас, чья жизнь протекает относительно спокойно, редко сталкиваются со случаями возмутительного поведения, вызывающими гнев блюстителей общественной морали. Однако откройте "Твиттер" или "Фейсбук", и вы увидите совсем другую картину.

Недавнее исследование показывает: посты, написанные на эмоциях и с точки зрения морального авторитета, быстро разлетаются по соцсетям: каждое слово в твите, несущее подобную окраску, увеличивает вероятность ретвита на 20%.

"Люди с большей долей вероятности делятся постами, либо провоцирующими возмущение, либо полными его", - отмечает директор лаборатории Молли Крокетт.

Получается, что мы создаем в интернете "экосистему, которая продвигает именно наиболее возмутительное, вопиющее содержание и предлагает для этого самую удобную и простую платформу".

В отличие от несетевого мира, в интернете вы почти ничем не рискуете, вступая в яростную, с переходом на личности, перепалку с незнакомцем. И этим постоянно удобряется почва для взращивания моральных онлайн-авторитетов.

"Если вы кого-то наказываете за нарушение норм, это делает вас в глазах других более заслуживающим доверия, - отмечает Крокетт. - И вы теперь можете транслировать ваше моральное превосходство в виде гнева и возмущения по адресу нарушителей".

"В оффлайн-мире свидетелями вашей моральной позиции станут лишь те, кто находится в этот момент рядом с вами. А вот онлайн вас могут прочитать миллионы пользователей соцсети, что резко увеличивает для вас цену вознаграждения за выражение возмущения".

Это чувство усугубляется "лайками". В результате соцсети помогают пользователям сформировать привычку регулярно выражать негодование.

"А привычка - это когда что-то делается без учета последствий", - подчеркивает Крокетт.

Есть и положительный момент: взрыв негодования в интернете время от времени помогает до того маргинализированным группам населения заявить о своих интересах, о своем положении и быть услышанными.

Соцсети сыграли важную роль в истории Вайнштейна. А в феврале 2018 года молодежь из штата Флорида использовала интернет для того, чтобы после очередной кровавой стрельбы в школе подтолкнуть общественное мнение к переменам.

"Думаю, должны быть способы сохранить и использовать преимущества интернета", - говорит Крокетт. 

 счастью, для того, чтобы изменить сложившуюся агрессивную культуру той или иной соцсети, могут понадобиться действия всего нескольких человек.

В Университете Йеля, в лаборатории человеческой природы, Николас Христакис с группой исследователей пытается найти способы идентифицировать таких людей и привлечь к работе по программам, помогающим оздоровлению общества.

Например, в Гондурасе они применяют этот подход, чтобы повлиять на отношение к вакцинации и заботе о материнстве. Что же касается интернета, то люди, пользующиеся влиянием в обществе, способны помочь превратить его из виртуальной реальности, где процветают запугивание и троллинг, в место, куда хочется прийти за поддержкой.

Корпорации, нуждающиеся в продвижении своих товаров в интернете, уже применяют похожую систему выявления через "Инстаграм" влиятельных персон. Но коллектив Христакиса обращает внимание не только на степень популярности того или иного пользователя, но и на его соответствие интересам и запросам данного сообщества.

Скажем, в отдаленном маленьком селе все знают друг друга, а в мегаполисе, хотя плотность населения выше, люди не так хорошо знают даже тех, с кем живут на одной улице. От этого зависит их поведение по отношению друг к другу, а также то, как распространяется информация.

Христакис создал программное обеспечение, позволяющее создавать временные онлайн-сообщества и затем исследовать поведение их членов, влияя на него с помощью тех или иных инструментов.

"Я могу сделать так, что они будут очень хорошо относиться друг к другу, сотрудничать друг с другом и испытывать от этого удовлетворение. А можно заставить их взаимодействовать совершенно иначе, и сообщество быстро превращается в группу злобных придурков".

Ученые под руководством Христакиса начали добавлять в искусственно созданные ими сообщества интернет-боты (бот - специальная программа, выполняющая по заданному расписанию какие-либо действия через интерфейсы, предназначенные для людей. - Прим. переводчика).

Они обнаружили, что когда боты ведут себя безупречно, на жизни сообщества это никак не отражается. А вот когда они начинают делать ошибки, сообщество проявляет свой потенциал и начинает функционировать более эффективно.

В другом варианте этого эксперимента в сообщество "проникал" член с иными взглядами и предлагал иную перспективу, тем самым помогая людям выйти за пределы своего уютного интернет-пузыря и позволяя сообществу находить новые пути сотрудничества.

Такое применение ботов может помочь решить еще одну проблему: огромная доля антисоциального онлайн-поведения произрастает из сетевой анонимности.

Во время одного из экспериментов было обнаружено, что степень расистских твитов в адрес черных пользователей радикально снижается, если бот, отвечая, использует аккаунт с аватаркой, на которой изображен человек белой расы.

Типичный ответ бота может быть такой: "Привет, мужик, не забывай только, что от таких твитов, как твой, делается больно реальным людям". Такая простая попытка призвать к совести уменьшает количество расистских твитов - порой почти до нуля в последующие недели.

Еще один способ победить плохое поведение онлайн - создать систему общественного порицания. Компания Riot Games, создавшая ролевую многопользовательскую онлайн-игру League of Legends, создала "Трибунал", в котором за нечестную игру и негативное поведение наказывают другие игроки.

Как сообщила компания, в результате за один год 280 тыс. игроков "перековались", заслужив уважение сообщества.

Разработчики также могут предусмотреть специальные награды тем игрокам, которые ведут себя хорошо, поощряя таким образом сотрудничество в построении взаимоотношений.

Исследователи пытаются научиться упреждающим действиям, помогающим разрядить ситуацию до того, как она превратится в ад кромешный.

"Вам может казаться, что всё зло в интернете происходит от небольшой группы социопатов, которых мы называем троллями, - говорит Кристиан Данеску-Никулеску-Мизил с факультета информатики Корнельского университета. - Но мы обнаружили, что совершенно обычные люди - такие же, как я, как вы - могут вести себя крайне антисоциально. На какое-то время вы превращаетесь в самого настоящего тролля. И это удивительно".

Данеску-Никулеску-Мизил исследовал комментарии к статьям в онлайн-СМИ. Он выделяет два основных триггера, спускающих троллей с цепи: контекст (как ведут себя другие пользователи) и ваше собственное настроение.

"Если у вас был тяжелый день, например, то вы с большей степенью вероятности будете троллить других, - говорит он. - А вот субботним утром вы куда более приятный в общении пользователь".

Набрав достаточно данных, в том числе от людей, которые в прошлом троллили других, Данеску-Никулеску-Мизил создал алгоритм, который с точностью до 80% способен предсказать, когда тот или иной человек начнет вести себя в сети оскорбительно для других.

И это открывает, например, возможность создания механизма, который будет искусственно замедлять появление ответов от такого пользователя. Если у людей появляется время лишний раз подумать над своей репликой, в сообществе снижаются вероятность грубости и накал страстей.

Справедливости ради надо сказать, что, несмотря на те случаи, когда мы сталкиваемся с ужасным поведением пользователей в соцсетях, большая часть взаимодействия в интернете все-таки направлена на сотрудничество между людьми. А взрывы оправданного возмущения порой бывают очень полезны для противостояния авторам полных ненависти твитов.

Недавнее британское исследование, изучавшее антисеминизм в "Твиттере", обнаружило, что посты, в которых антисемитским твитам давался отпор, ретвитились гораздо более широко, чем посты, на которые была реакция.

Наиболее злобные твиты игнорировались вообще или ретвитились внутри ограниченного числа авторов, придерживающихся подобных взглядов. Так что, возможно, мы уже сами постепенно начали исполнять работу по регулированию сообществ, которую собираемся поручить ботам.

Важно также помнить, что правила отношений между людьми лицом к лицу выстраивались и совершенствовались на протяжении тысячелетий, а соцсети существуют только 20 лет.

"В реальной жизни мы видим выражение лица собеседника, его глаза, его жестикуляцию, его реакцию на наши слова, - объясняет Ланеску-Никулеску-Мизил. - В интернете же мы участвуем в дискуссиях, руководствуясь только тем текстом, который видим на экране компьютера. Поэтому, я думаю, нас не должно удивлять то количество трудностей, с которым мы сталкиваемся, ища наиболее приемлемые пути взаимодействия и сотрудничества онлайн".

По мере того как наше поведение онлайн совершенствуется и развивается, мы, вполне возможно, придем к введению в ход каких-то более тонких сигналов, например, цифровых эквивалентов выражения лица, жестов, что должно упростить диалоги в интернете.

Что же касается того, как реагировать на онлайн-агрессию, то совет тут простой: сохранять спокойствие.

Не спешите нанести ответный удар. Блокируйте и игнорируйте троллей и тех, кто пытается устроить травлю. Если же вы не можете сдержаться, просто посоветуйте им остановиться.

Поговорите о том, что происходит, с друзьями и близкими. Попросите их о помощи. Сделайте скриншоты и сообщите администратору соцсети о попытках онлайн-запугивания, с которыми вы столкнулись. Если же вам угрожают физической расправой, заявите в полицию.

Если нынешние соцсети хотят выжить, то компании, которым они принадлежат, рано или поздно будут вынуждены разработать алгоритмы, которые будут поощрять у пользователей поведение сотрудничества и внимания друг к другу, а не конфликты, раздоры и агрессию.

Да и нам самим как пользователям предстоит научиться жить в новой сетевой атмосфере цивилизованного и продуктивного взаимодействия - примерно так, как это происходит в реальном мире.

"Я оптимист, - говорит Кристиан Данеску-Никулеску-Мизил. - Это просто другая игра, и нам надо усовершенствовать ее".

Эта статья впервые появилась на сайте Mosaic и перепечатывается здесь в рамках лицензии Creative Commons. Полное раскрытие информации: компания Wellcome, издатель Mosaic, в качестве части своего портфеля инвестиций располагает акциями Facebook, Alphabet и других компаний, связанных с соцсетями.


Написать комментарий

Все поля обязательны для заполнения!