NEWS24-7.ru

Культура
 Последние новости

Воспоминания с дымком

В швейцарском Монтрё в разгаре 52-й Montreux Jazz Festival — ежегодный смотр достижений не только джазовой сцены, но и вообще любой свободной музыки, от регги до неоклассики и от трип-хопа до индастриала. Борис Барабанов приехал на побережье Женевского озера, когда власть на главной фестивальной площадке, Auditorium Stravinski, взяли рокеры.


 
12 июля
20:30 2018

Рок на Montreux Jazz Festival

В швейцарском Монтрё в разгаре 52-й Montreux Jazz Festival — ежегодный смотр достижений не только джазовой сцены, но и вообще любой свободной музыки, от регги до неоклассики и от трип-хопа до индастриала. Борис Барабанов приехал на побережье Женевского озера, когда власть на главной фестивальной площадке, Auditorium Stravinski, взяли рокеры.

Montreux Jazz Festival открылся 29 июня, а 4 июля в Auditorium Stravinski подъехали Deep Purple. Они здесь присутствуют всегда, если не физически, то мистически. Известно, что песня «Smoke On The Water» была написана, когда Deep Purple записывали в отеле Montreux Grand Hotel альбом «Machine Head» (1971). Пожар в местном казино, случившийся во время концерта Фрэнка Заппы, группа наблюдала из окон гостиничного ресторана, и дым впрямь стелился над водами озера. Из этого факта вырос не только хит всех времен, но и хороший бизнес для городка. Футболки с текстом песни продают на всех фестивальных объектах, гиды водят на экскурсию в казино, которое давно отстроили заново, а в этом году трое авторов песни — Ян Пейс, Ян Гиллан и Роджер Гловер приняли участие в открытии мемориальной доски на стене отеля. «С тех пор здесь многое изменилось»,— отметил барабанщик Пейс и пустил скупую слезу.

Рок — сильная фестивальная нота. Мощно выступил Игги Поп, не позволивший себе даже намека на то, что в его обширном каталоге есть и джаз, и французский шансон. Зато он по обыкновению прыгнул в толпу и породнился с половиной зрителей Auditorium Stravinski.

Показали свои клыки «Голливудские вампиры» — Элис Купер, Джонни Депп и Джо Перри. Программа в точности повторяла сценарий их недавних выступлений в Москве и Санкт-Петербурге. Но два шоу, которые в Монтрё ждали больше других,— выступления Queens Of The Stone Age и Nine Inch Nails.

Nine Inch Nails собрали меньше публики, чем Queens Of The Stone Age (QOTSA) и чем можно ожидать, говоря о самой заметной группе индастриал-рока, которую возглавляет главный музыкальный мыслитель 1990–2000-х, громовержец и мифотворец, лауреат «Золотого глобуса» и оскаровский номинант Трент Резнор. По состоянию на лето 2018 года группа, чье шоу в 2000-е славилось техническими новациями и представляло собой близкую к идеалу метафору одиночества в информационном мире, играет на концертах остервенелый панк-рок. Индустриальные мотивы, несомненно, присутствуют, и холодный пот во время исполнения «The Lovers» и «Hurt» проступает неизбежно. Но нет ощущения чуда. Оно появилось, только когда Nine Inch Nails исполнили «I`m Afraid Of Americans» Дэвида Боуи и вытащили на сцену отца синти-попа Гэри Ньюмана, в тот вечер выступавшего у Nine Inch Nails на разогреве. В бисовой части концерта он спел «Metal».

На контрасте с Nine Inch Nails, выбравших для концертов нынешнего тура скупую световую гамму из оттенков черного и белого, QOTSA продемонстрировали новые горизонты постановочного дела. Музыканты играли, расположившись между гибкими световыми колоннами, похожими на длинные лампы дневного света. Разъярившись, они пихали и пинали эти колонны и наполняли пространство сцены колеблющимися облаками сияния. Фермы с динамиками тоже шатались. Все напоминало о том, что мир наш в принципе еле держится на ногах.

Начав с самых зубодробительных произведений, QOTSA провели зрителей по лабиринту своего разнопланового каталога и выжали до капли. Во время главного хита QOTSA «No One Knows» лидер группы Джош Хомм вышел из света прожекторов, предоставив барабанщику Джону Филипу Теодору право на пять минут славы в виде барабанного соло. А сам закурил и, опершись о ферму, навис черной тенью над партером. На протяжении всего вечера от Джоша Хомма исходило чувство непредсказуемой опасности, по которому безошибочно можно опознать настоящий рок-концерт. Трент Резнор, может быть, совершал больше физической работы, но был в целом понятен и стабилен. Громила Хомм в своей неизменной клетчатой рубашке реднека, контрастирующей с костюмами-тройками коллег, с порочной элвисовской пластикой и дьявольским взглядом голубых глаз был воплощением рока.

Представляя песню «You Think I Ain`t Worth a Dollar, But I Feel Like a Millionaire», Джош Хомм вспомнил о том, что среди прочих участников записи лучшего альбома группы «Song For The Deaf» (2002) была Наташа Шнайдер. «Ее давно нет с нами, и в то же время она присутствует во всем, что мы делаем»,— сказал Хомм. Наташа Шнайдер — пианистка российского происхождения, известная отечественным меломанам как Наталья Капустина с альбома Давида Тухманова «По волне моей памяти» (1976). В возрасте 19 лет она записала для него песню «Из Сафо» и сразу уехала в США. В 1990 году вместе со своим мужем, участником ранней версии Red Hot Chili Peppers Аланом Йоханнесом, создала группу Eleven, которая оказала влияние на всю альтернативную сцену. Eleven принимали участие в записи альбомов QOTSA, Криса Корнелла, Пи Джей Харви, No Doubt и импровизационного проекта Джоша Хомма «Desert Sessions». Наташа Шнайдер — уникальный пример музыканта, ставшего легендой как в СССР, так и в США. Она умерла от рака. Незадолго до выступления QOTSA в Монтрё исполнилось десять лет со дня ее смерти.

Выходя на финишную прямую, Джош Хомм сообщил зрителям, что считает бессмысленным существование стран и границ между ними. Он также отправил в зал любовное послание. «Я люблю всех вас до единого»,— сообщил музыкант. Все это звучало бы совсем по-леннонски, если бы Хомм не добавил: «И ненавижу всех тоже одинаково».

Читайте также:


Написать комментарий

Все поля обязательны для заполнения!