NEWS24-7.ru

Культура
 Последние новости

Пожирая девушек глазами

Бывшие любовницы и другие горячие блюда в комедии авторов хита «1+1»


 
19 декабря
20:30 2017

От исчезнувшей свекрови до отравленной ягнятины через хаос, истерики и тень налогового инспектора — авторы одной из самых успешных комедий 2010-х «1+1» Оливье Накаш и Эрик Толедано теперь высекают юмор и нервы на сюжете об организации свадьбы, которая вот-вот обернется катастрофой. Их новый фильм «Праздничный переполох» — самая проникновенная комедия в новогоднем российском прокате.

Лучшая европейская комедия 2017 года «Праздничный переполох». В кино с 1 января!

Макс (Жан-Пьер Бакри) всю жизнь занимается организацией свадеб — и эта непростая профессия уже порядком измотала ему нервы. Очередная церемония — под торжество молодожены выбрали замок XVII века под Парижем; пара десятков обязательных для соблюдения условий, а также пожелание при этом максимально сэкономить («Будут ли фотографии дешевле, если на них не будет белого обрамления», — уморительно вопрошает жених), прилагаются — грозит и вовсе бедолагу прикончить: все, что может пойти не так, как водится, складывается самым катастрофическим образом.

«Адаптируйтесь!» — командует Макс своей команде — и те выворачиваются, как могут. Проблема в том, что может эта отборная шайка, в которую входят нелегалы со Шри-Ланки, подрабатывающие в свободное от основной работы время полицейские и бывший учитель истории, шурин Макса Жюльен (Венсан Макен). Прямо скажем, способны они на немногое — а пожаловаться и поныть возможности не упустят. Вот чернокожая помощница Макса Адель (Эй Айдара) обнаруживает, что вместо заявленного по ценнику диджея экстра-класса развлекать гостей приехал третьесортный певец Джеймс (Жиль Лелуш), чей конек — песни на итальянском (которого он при этом не знает), и закатывает истерику вселенского масштаба. Вот старый друг Макса, фотограф Ги (Жан-Поль Рув), демонстрирует тотальное нежелание работать — и вместо этого поглощает канапе, попутно пожирая глазами всех гостей женского пола. Вот в довершение всех забот волоокий Жюльен узнает в невесте свою первую любовь — и не может этого так просто оставить.

Photo

Дальше — больше: подозрительный гость, слишком уж похожий на налогового инспектора, протухшая ягнятина — и никаких альтернатив на горячее, пытающиеся бастовать в ответ на требование надеть затхлые ретро-парики официанты, кудахтающий по поводу и без жених, его настаивающая на саундтреке с песнями ее юности мамаша… И все это — только вершина айсберга, на который вот-вот наткнется любовная лодка, даже не добравшись до станции «быт». Не то чтобы Макс, капитан этого тонущего свадебного корабля, при всем том сохранял спокойствие: мало того что подчиненные стремительно выходят из-под контроля, так еще и его любовница Жозеанна (Сюзанн Клеман), также занятая в его кейтеринговой компании, объявляет о расставании — обещал же развестись! — и немедленно начинает ухлестывать за одним из официантов.

Накаш и Толедано не доводят ситуацию до совсем уж карикатурного абсурда: их фильм вполне может послужить иным организаторам крупных мероприятий пособием по организации хаоса. Если «1+1» выкристаллизовывал комедию из столкновения всего двух, принципиально не похожих ни по бэкграунду, ни по положению в обществе, ни по характеру, персонажей, то «Праздничный переполох» с легкостью лавирует между несколькими десятками героев — и к чести авторов, ни одного из них нельзя назвать проходным. Каждый здесь выполняет ту или иную комедийную или мелодраматическую функцию — и более того, ситуация все более катастрофического фарса дает режиссерам редкую возможность: переключаясь между героями и фронтами свадебных работ, они могут почти незаметно для зрителя закладывать в историю десятки комедийных детонаторов, придерживая конкретные взрывы юмора до тех пор, пока они не произведут правильный, то есть неожиданный эффект. Скажем, если среди обширной оргкоманды праздника есть профессиональный коп, то будьте уверены, свои детективные навыки он рано или поздно попытается применить — с соответствующим неадекватным эффектом.

Photo

Парадокс в том, что этот почти бесперебойный поток шуток не выводит «Праздничный переполох» на территорию откровенной смехопанорамы — интонация Накаша и Толедано от первого до последнего кадра остается если не мелодраматической, то как минимум сочувственной. Готовность адаптироваться, так настойчиво провозглашаемая главным героем «Переполоха», оказывается и для него, и для его подчиненных, наконец, для самого фильма стратегией выживания: даже в минуты самого низменного и жалкого поведения персонажей режиссеры ухитряются видеть в них не самовлюбленных и зацикленных каждый на своей заботе эгоистов, а людей во всей полноте эмоций и нервов (да-да, даже напыщенного, преисполненного чувства собственной важности жениха). Поэтому чем ближе перипетии «Праздничного переполоха» к фарсовым, тем сильнее ощущается успокоительный эффект, достигаемый режиссерскими приемами: когда в кадре все до одного находятся на грани истерики, зрителю остается следовать за спокойно, невозмутимо взирающей за происходящим камерой.

Такой взвешенный — при всей хаотичности и фееричности поворотов сюжета — подход позволяет «Праздничному переполоху» сделать нечто большее, чем в принципе предполагают такие искрометные, обычно строго развлекательные и легковесные комедии. Накаш и Толедано выдерживают баланс между комедией и мелодрамой, хаосом и порядком, сатирой и правдой жизни — а их кино параллельно встраивается в традицию, куда более почтенную, чем многочисленные «Мальчишники», «Девичники» и «Днюхи». Это традиция французского кино, где то или иное торжество как основополагающая база сюжета служит поводом предоставить зрителю полноценный срез, одновременно и горькую, и смешную картину современного ему общества — традиция, которая создавалась «Правилами игры» Жана Ренуара и развивалась, например, таким фильмом, как «Дед Мороз — отморозок» Жана-Мари Пуаре. Особенность «Праздничного переполоха» в том, что почти все его внимание уделяется не хозяевам и участникам вечера, а тем, для кого его организация — работа. Подлинное современное французское общество, по версии Накаша и Толедано, раскрывается именно там, а не в истончившемся, зациклившемся на самом себе высшем свете. И всех недовольных и утомленных превращением современной жизни в бесконечный карнавал хаоса и непредсказуемости «Праздничный переполох» спешит успокоить: адаптироваться никогда не поздно. Особенно, если из-за океана подоспели выходцы из Шри-Ланки, всегда готовые закатить душеспасительный концерт.


Написать комментарий

Все поля обязательны для заполнения!